+7(495) 369-20-19 +7(925) 740-85-90

Корзина (0)



Клинок глазами оружейника




Автор фото: МИХАИЛ ЖЕРЯДИН,
АНДРЕЙ УГАРОВ


ЕСЛИ ПОЗВОЛИТЬ СЕБЕ НЕМНОГО ПОФИЛОСОФСТВОВАТЬ НА ТЕМУ ОРУЖИЯ, ТО МОЖНО ЗАМЕТИТЬ, ЧТО, ПОЖАЛУЙ, НИ ОДНА ИЗ СФЕР ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НЕ ОТЛИЧАЕТСЯ СТОЛЬ СИЛЬНЫМ СТРЕМЛЕНИЕМ ВНЕДРИТЬ ВСЕ НОВОЕ, ЧТО ДОСТИГАЕТ В СВОИХ ВОЗМОЖНОСТЯХ И ЗНАНИЯХ НАШЕ ОБЩЕСТВО. ВМЕСТЕ С ТЕМ ОРУЖЕЙНОЕ ДЕЛО НАВЕРНЯКА НАХОДИТСЯ В ЧИСЛЕ ПЕРВЫХ ПО СВОЕЙ СКЛОННОСТИ БЕРЕЖНО ХРАНИТЬ ТРАДИЦИИ И ОПЫТ ПРОШЕДШЕГО.

Всегда, во все века, стремясь получить более совершенное оружие, человек перепробовал в этой области все, что умел. Включая не только лучшие и самые совершенные технические решения, делавшие оружие более эффективным и боеспособным, но не скупясь и на его украшение. Весь свой вкус, чувство красоты и совершенства, все понятия об изяществе и гармонии вкладывали люди в создаваемые ими предметы.

Хотя то ли из-за прагматического влияния бурного технического прогресса, то ли в силу других каких-то изменений внутри самой человеческой психологии, понятия о красоте и функциональности оружия постепенно становятся чуть ли не взаимоисключающими. Над дизайном боевого стрелкового оружия его создатели, конечно, работают. Но, безусловно, функциональность каждый «серьезный» человек поставит во главу угла. И это правильно с точки зрения здравого смысла. Но все же есть какое-то смутное ощущение противоречия, когда понимаешь одно, а чувствуешь иное. Не говоря уж о тех видах оружия, где говорить о хорошем вкусе вообще невозможно. Например, ядерное или химическое. Никому не придет в голову думать об изяществе форм или украшении такого оружия.

Методы ведения боевых действий за последние века сильно изменились, мягко говоря. Конечно, не все было прекрасно и замечательно в прошлом. Все же, читая исторические хроники, документальные свидетельства реально происходивших событий, порой ловишь себя на том, что перед глазами прекрасное, но вымышленное произведение какого-нибудь романиста. Тех, у кого не было времени исторические хроники почитать, могу заверить, что нравы и поведение, описанные в романе, скажем, «Три мушкетера», вполне могли иметь место быть.

Раньше, едва ли не в каждом предмете вооружения чувствовался проявленный вкус, внимание, стремление его украсить. Интересно, что чем абсурднее кажется мысль об украшении некоторых видов оружия, тем дальше от понятий гуманизма и благородства даже сама возможность его применения. И наоборот. Вплоть до того, что и в наше время некоторые изделия, вышедшие из рук художника и созданные исключительно ради попытки достижения эстетической гармонии, никогда никого не ранят и не убивают.

Например, такая, выделившаяся в последнее время в авторском оружии область, как кабинетное оружие. Само название говорит о его предназначении – находиться в интерьере, радовать обладателя своей красотой, питая его эстетические и духовные потребности.

Согласно криминальной статистике не зарегистрировано случаев применения такого оружия. Хотя, в общем, оно вполне функционально. Это очень важно для любого оружия вообще. Так как любой предмет, названный оружием, должен быть надежным и боеспособным. И вдвойне прекрасно, если, будучи таковым, он никому не причинит вреда. Значит, тем выше его культурная и духовная значимость.

Если говорить о более популярных для нашей страны кабинетных ножах, то настоящие мастера стараются конструировать их так, как если бы это был обычный рабочий нож: закладывая в будущее изделие всю задуманную красоту и эстетику, но не забывая о прочности и надежности.

Клинки, как правило, украшенные, обладают прочностью и твердостью. Уважающий себя оружейник не станет работать с клинком, твердость которого ниже 56–58 единиц по Роквеллу. Материалом для него служит высококачественный дамаск или высоколегированная сталь. Например, нержавеющая 95Х18. Наверное, большая часть авторских ножей, где присутствует художественное травление, изготовлена из этой стали.

Ее стойкость к коррозии и высокие механические показатели в сочетании с высокой твердостью помогают сохранить вытравленный рисунок. Иногда очень тонкий, с нежными переходами цветов. Стремясь разнообразить цветовую гамму, некоторые авторы применяют гальванические покрытия другими металлами, ярче выделяя отдельные части рисунка. Ковка дамаска, как и ковка вообще, очень древний, к счастью, доживший до нашего времени вид ремесленной деятельности. Неоднородный слоистый материал действительно обладает особыми свойствами. Недаром во многих научно-исследовательских институтах занимались и, наверное, продолжают заниматься разработкой дамасских и булатных сталей. Однако в большинстве своем промышленный дамаск некрасив. Кузнецы-оружейники пытаются сочетать красоту рисунка с качеством самого материала. На получаемый результат влияет огромное количество факторов. От более очевидных, таких как время выдержки и температура горна, а также химический состав исходных материалов, до, как говорят, настроения самого кузнеца и положения небесных тел. Что же, все может быть...

Готовый клинок еще не готовое изделие. И в зависимости от сложности авторской идеи на создание всего произведения могут уйти и месяцы, и годы напряженного, уникального труда. Это не для красного словца. Пожалуй, ни одно из наиболее заметных в мире авторского оружия изделий не делалось быстрее, чем за полгода. А порой у мастера уходило намного больше времени. Это не удивительно. В каждой работе настоящий художник старается выразиться, что-то сказать. Если приглядеться внимательно, каждая, даже небольшая, деталь произведения своей формой и цветом сильно влияет на общий вид и состояние готового предмета. Подобно движению танцора в балете, где жестом и мимикой передаются мысли и настроение персонажа, порой незначительными и уж точно непонятными и неопределяемыми сочетаниями форм, линий и цветов она создает и доносит до зрителя мысли и настроение, заложенные художником. Создавая, в случае удачи, ощущение красоты и гармонии.

Но удержать в воображении, а затем «уложить» на изделии и сделать сочетаемыми все эти бесконечные изгибы, канавки и выпуклости, чередования блестящих, матовых, темных и светлых, гладких и фактурных, серых, белых, желтых и бог его знает еще каких других оттенков поверхности – задача довольно сложная.
Владение различными техниками и технологиями облегчает возможность реализации задуманного. Но мир ведь палка о двух концах. Разнообразие вариантов порой вначале сильно распыляет внимание художника. Хочется сделать и то, и это... А технологий за несколько последних столетий накоплено множество. Почти все они кропотливы и трудоемки.

Может быть, оттого, что оружейное дело по сути ровесник человеческой цивилизации, при работе возможно применение практически всех известных ремесленных приемов. Высокого результата достигают, например, мастера, работающие в стиле, близком к изготовлению ювелирных украшений. Та же подгонка, пайка. Применяется и вставка камней. Только детали крупнее, чем, скажем, для перстня или сережек.

Большим успехом пользуются изделия мастеров, творческим «коньком» которых является резьба по кости. Но классическое сочетание дерева и металла, как было, так, наверное, навсегда и останется в технологиях по производству оружия. Изучая материалы печати и лично общаясь с зарубежными мастерами, с некоторой осторожностью, но, в общем, почти уверенно, можно утверждать, что работы лучших российских мастеров на порядок сложнее, чем то, что создают авторы других стран. Так и подмывает сказать, что, мол, «слабо». Но ограничимся просто констатацией факта. Может быть, они не делают так потому, что жизнь диктует делать иначе: рынок, спрос, предложение, рентабельность... И спасибо нашим российским коллекционерам и любителям оружия за то, что понимают и уважают нас, художников.

Глубоко символично и закономерно, что именно в России на рубеже XX и XXI веков наблюдается настоящий бурный подъем в деле возрождения авторского художественного оружия. Именно с точки зрения применения старинных техник, приемов и технологий, всего того, что является результатом исторического опыта, бесценной и значительной части общечеловеческой культуры. Это почти физически ощущаешь, когда, сидя за верстаком, стараешься делать то и так, как это делалось раньше за многие сотни лет до этого. Как будто стены комнаты постепенно теряют материальность и сквозь темноватую завесу медленно проступает далекое, туманное прошлое.

Пожалуй, главной, общей для всех российских мастеров проблемой является несовершенство законодательной системы относительно оружия вообще и авторского оружия в частности. Тяжесть и неповоротливость бюрократической машины. Сложившееся в обществе ненормальное отношение к оружию. То слишком боязливое, то, наоборот, близкое к ажиотажу. Однако с уверенностью могу сказать, что российские художники-оружейники полны творческих планов, надеются и дальше радовать ценителей авторского оружия, коллекционеров и любителей, пополняя своим скромным, но искренним трудом кладовую мировой культуры.

ПИК ОРУЖЕЙНОГО УКРАШАТЕЛЬСТВА ПРИХОДИТСЯ НА XVIII ВЕК – ЭПОХУ БАРОККО И РОКОКО

По мнению многих художников-оружейников и искусствоведов, которое вместе с ними разделяет и автор этих строк, пик оружейного украшательства приходится на XVIII век – эпоху барокко и рококо. Достаточно посмотреть на роскошные и пышные, не всегда, правда, в соответствии со строгими канонами современного вкуса, но, несомненно, богатые и яркие ружья, пистолеты, шпаги и другие предметы оружейного мастерства. При их изготовлении применялись ковка, канфарение, оксидирование, резьба, гравировка, позолота и другие приемы. Многие из них, как было сказано, очень трудоемки. Например, таушеровка. Как и позолота, это способ нанесения драгоценного металла на основной фон. Только, в отличие от химического и электрохимического, этот способ можно назвать механическим. На основе крошечным зубильцем делаются микроскопические заусенцы, расположенные друг подле друга. На эту поверхность укладывают, а потом вбивают проволочки мягкого драгоценного металла, которые прочно сцепляются с поднятыми заусенцами основы.

Чем-то отдаленно похожа на таушеровку всечка. Задача та же – механически соединить два разных металла. Но если таушеровка закрывает плоскость, то всечка представляет собой, грубо говоря, линии. Для этого в основном металле выбираются соответствующей формы углубления, в них делаются поднутрения, поднимаются заусенцы. В образовавшиеся канавки вбивают всекаемый металл, который, деформируясь, прочно сцепляется с основой.

Конечно, достижения мастеров XVIII века были бы вряд ли возможны без накопленного опыта других поколений. Достаточно посмотреть на восхитительные по красоте и сложности рыцарские доспехи XV века. Интересно, что тогда существовали в основном те же технологии, что и в XVIII веке. Но еще интереснее то, что и к XXI веку они мало чем дополнены. Разве что кое-каким электроинструментом, но применение его, по большей части, ограничено обдирочными работами. Даже такая, казалось бы, тонкая вещь, как бормашина, может служить лишь для снятия основного слоя. А окончательную доводку при гравировке все равно делают древними, неизменными штихелями.

Используются те же молоточки, уже упомянутые зубильца, керны, канфарники, пуансоны, те же тиски, тисочки, другие зажимы. Появились горелки. Раньше почти все паяли в горне. Это, конечно, было намного сложнее, хотя пайка присутствует далеко не в каждом изделии. Одно из поистине бесценных изобретений современности – длиннофокусный микроскоп. В нем расстояние от рассматриваемого объекта до объектива достаточно далеко, чтобы в образовавшемся пространстве можно было работать. Без микроскопа при работе с мелкими, к тому же бросающими блики деталями, в конце дня появляется желание вынуть глаза и положить их в стакан с холодной водой.

В мире существует огромное разнообразие пород деревьев, пригодных к применению в оружейном деле. Самых разных по механическим свойствам, твердости и цвету. Классическим оружейным деревом не случайно считается орех. Помимо красивого внешнего вида, от светлого до темно-коричневого цвета, украшенного сплетением более темных или почти черных разводов, орех сочетает в себе высокую твердость и удивительную вязкость. Расколоть его вдоль волокон – задача не простая. Он прекрасно держит резьбу.

Есть всем известное черное дерево – очень тяжелое, невероятно твердое и плотное. Есть почти белое, похожее на кость, тоже очень твердое – самшит. Но среди бело-черно-коричневых тонов, в общем, довольно понятных, встречаются и совсем диковинные. Например, амарант – красно-лиловый. Или падук – оранжево-желтый. На материал для рукоятий ножей идет, как уже было упомянуто, и кость. В целях пресечения браконьерства большинство цивилизованных стран ввели запрет на использование слоновой кости, поэтому используется в основном бивень мамонта. Это очень красивый, приятный в работе, но коварный материал. Пролежавший не один десяток тысячелетий бивень может неожиданно треснуть, сильно деформироваться или «усохнуть», несмотря на длительную сушку и выдержку.

Кожа – очень практичный материал для рукояти. Рука по нему не скользит. Для изготовления такой рукояти пластинки кожи, имеющие отверстия по середине, надеваются на хвостовик ножа, пока вся его длина не будет заполнена. Затем весь набор стягивается задней гайкой и обрабатывается для придания формы. Но для дорогих ножей этот материал используется редко. Иногда можно увидеть рукоять, изготовленную из бересты. Технология ее изготовления такая же, как и для кожи. Вначале материал красив и очень приятен на ощупь, но быстро засаливается.

МИХАИЛ ЖЕРЯДИН http://www.mk.ru/numbers/2150/article74433.htm