+7(495) 369-20-19 +7(925) 740-85-90

Корзина (0)



Коллекционное оружие Фельдмана

«Мне не интересны раритеты, сделанные любителями так, между делом, — говорит Александр Фельдман. — Я не собираю оружие, которое применялось как орудие убийств, — только произведения искусства. Равнодушен к ворованным предметам. Если любопытный экземпляр мне предложит человек «со стороны», я тысячу раз подумаю. Взвешу все «за» и «против» такой покупки. Не увлекает меня оружие, частично переделанное или отреставрированное, — в коллекцию беру только оригиналы».

Александр часто называет свое увлечение охотой. Для него коллекционирование состоит из поиска «добычи», который ведется в Интернете, через переписку с такими же собирателями. Причем за ситуацией в мире продаж уникальных экспонатов оружия бизнесмен следит персонально. Затем наступает время «финального выстрела» — покупки экспоната. Помогают ему в этом как профессора исторических наук, так и дилеры. Первые дают историческую оценку оружию. Вторые, при условии, что у самого Александра нет времени на личное участие в сделке, непосредственно приобретают редкую вещь. Эту роль зачастую выполняют близкие и родственники Фельдмана. Примечательно, что охоту на животных нардеп не приемлет, если не сказать больше — относится к ней негативно.

Почти треть всех экспонатов быля куплена на аукционах, в их числе Sotheby’s и Christie’s. Часть оружия приобретена на публичных торгах в Германии. Какая-то доля выкуплена у отечественных коллекционеров, которые ранее также брали участие в мировых аукционах. Дальние расстояния — не препятствие для Александра Фельдмана, который и без того часто ездит по миру. Самыми экзотическими местами покупок он считает остров Бали и Малайзию, где приобрел оружие местных монархов.

А вот к наиболее желаемым экспонатам относит «двойника» кинжала, который у него уже имеется, от известного индийского мастера. Кинжал-«близнец» украшает частное лондонское собрание английского коллекционера-консультанта, доктора наук и писателя. Уже полтора года ведется переписка с обладателем уникальной вещи. И совсем недавно житель Туманного Альбиона, под натиском неукротимого желания украинца обладать кинжалом, решил уступить ему оружие. «Дарят холодное оружие редко, — откровенничает Фельдман. — Как правило, это не предметы коллекционирования для меня. Из всех презентованных предметов есть только 5-6 достойных экземпляров. Потому прошу друзей не дарить холодное оружие».

Сабли императоров и ружья из слоновой кости.

Сегодня в коллекции политика около 800 старинных ножей, сабель, кинжалов, кортиков и тому подобного. Еще около двух сотен экземпляров огнестрельного оружия. Многие из экспонатов больше напоминают искусно выполненные ювелирные украшения. Среди оригинальных — ружья с отделкой приклада резьбой по дереву, инкрустацией драгоценными камнями, с настоящими художественными картинами на стволе, с рукояткой из слоновой кости. Есть стрелковое оружие, по форме похожее на человека или животное, при этом разукрашенное сценками охоты. На изготовление одного такого произведения искусств мастера прошлых лет могли тратить по несколько лет. Зато его продажа обеспечивала умельца деньгами, которых хватало лет на 10-15.

Среди холодного оружия имеются уникальные экземпляры XVI-XVII веков. Например, две сабли времен Запорожской Сечи, которые представляют культурную ценность для нашей страны. Большой выбор «острых» экспонатов времен русско-турецких и Кавказской войн. В коллекции собрано оружие, принадлежавшее когда-то особам императорских кровей островных государств Тихого и Индийского океанов. Кроме того, Фельдман приобрел оружие, которое за заслуги дарили своим подчиненным королева Виктория и Наполеон III. Множество экспонатов восточного происхождения. «Два года назад в Харькове проходила выставка шедевров японских оружейников. Сейчас планирую сделать экспозицию, посвященную всему восточному направлению», — делится планами предприниматель.

Коллекция под страховкой.

«Это очень дорогое увлечение, — признается президент концерна «АВЭК». — И общество не готово услышать, а главное, понять цифру стоимости коллекции. А, услышав ее, могут посчитать меня сумасшедшим. Но деньги в этом деле для меня не имеют глобального значения. Главное, что красивые раритетные вещи возвращаются в страну. Часто я покупаю антикварные вещи в двойном экземпляре и передариваю музеям. Или презентую друзьям, провоцирую их последовать моему примеру коллекционирования».

На вопрос, не боится ли он посягательств злоумышленников на дорогостоящие экспонаты, Фельдман отвечает, что не боится только дурак. И вспоминает песню «Иметь или не иметь» из кинофильма «Ирония судьбы…». Впрочем, такой философско-афористичный подход подкреплен вполне практичными финансовыми методами: арсенал застрахован на солидную сумму и находится под не менее солидной охраной. Хранит артефакты депутат не только у себя, но и у друзей.

«В Украине появилось много коллекционеров, подобных мне. Например, Дмитрий Табачник очень большой специалист по оружию. Таких, как он, мало. Увы, не все испытывают в определенной мере фанатизм к увлечению. А без куража настоящим коллекционером быть нельзя. Ведь просто завесить стену оружием — это обыкновенное украшательство. Настоящий коллекционер ведет бой за каждый уникальный экземпляр, изучает историю его происхождения. А хобби становится частью его жизни», — философствует Фельдман. Подтверждение сказанному — около трех сотен книг, каталогов, альманахов об истории оружия, которые имеет политик.

Дмитрий Орлов