+7(495) 369-20-19 +7(925) 740-85-90

Корзина (0)



Книги на вес золота. И даже больше

Самые дорогие печатные издания России и мира



В Москве с книгами самого высокого ценового уровня работают от 4–5 магазинов и 3–4 частных дилера.Фото Фреда Гринберга (НГ-фото)
В Москве с книгами самого высокого ценового уровня работают от 4–5 магазинов и 3–4 частных дилера.

Искать редкие старые издания на букинистических аукционах нет смысла. Что сейчас происходит на московском книжном рынке.


Всякая насмотревшаяся советского телевизора старушка знает твердо – любая старая книга, как и вообще любой антикварный предмет, стоит огромных денег. Когда она с этой мыслью приходит сдавать свой заветный учебник арифметики 1912 года и получает вежливый отказ от приемщика, ее картина мира дает глубокую трещину.
Из бесконечного множества старых русских и иностранных книг каких-либо денег, отличных от базовой ставки в 700 рублей за тонну (стоимость макулатуры в пункте приема вторсырья), стоит хорошо если каждая десятая. Однако есть у тучки и светлая изнанка – время от времени (очень редко) попадаются книги, которые действительно имеют цену как отличный автомобиль, замок с подъемным мостом в Пикардии или однокомнатная квартира в Зябликово – вещи по нынешним временам сопоставимые. Вот об этих-то книгах мы и поговорим.

Книжные торги не в фаворе

Раз уж мы взялись за разрушение стереотипов, стоит расправиться и еще с одним – лучшие цены и самые дорогие книги встречаются отнюдь не на аукционах. Книжные торги даже в практике ведущих аукционных домов смотрятся довольно бледно. Средний оборот букинистических торгов на Sothebys, например, редко превышает 1–1,5 миллиона долларов, что абсолютно несопоставимо с продажами живописи, прикладного искусства и даже мебели, где счет порой идет на десятки миллионов.

Бывают, конечно, и исключения – многим памятны легендарные продажи «Птиц Америки» Джона-Джеймса Одюбона (в последний раз за 5,6 млн. долл. на Christies 15 декабря 2005 года) или первого издания «Кентерберийских рассказов» Чосера (4 млн. фунтов в 1998 году). В основной своей массе аукционные торги как у нас, так и на Западе служат для перераспределения предметов среднего качества от одних дилеров к другим, а настоящие сделки совершаются в магазинах или галереях в обстановке совершеннейшей приватности. И в самом деле, в списке лучших аукционных продаж 2005 года, составленном журналом «Fine Books & collection magazine», отдельных изданий, за которые было уплачено более полумиллиона долларов, наберется едва ли десяток (мы не включаем в это число рукописи и библиотеки, продававшиеся целокупно).

Просит миллион, но готов поторговаться

Это при том, например, что не в самом большом и богатом магазине Америки «W. Graham Arader III Gallery» единовременно присутствует в продаже первое флорентийское издание «Dell’ Arcano del Mare» Роберта Дадли (1,2 млн. долл.), комплект восьмитомных «Птиц Америки» Джона Гоулда (1,1 млн. долл., но хозяин готов поторговаться), «Живородящие четвероногие Северной Америки» того же Одюбона (3 тома, 1,05 млн. долл.) и еще несколько равновеликих шедевров.
Коллега из Калифорнии продает за 550 тыс. долл. воспетый знаменитым нашим букинистом-писателем Михаилом Климовым «De humani corporis fabrica libri septem» Андреа Везалия 1543 года, но если вы хотите сэкономить, то экземпляр этой же книги похуже качеством ждет вас в магазине «B & L Rootenberg Rare Books» в той же Калифорнии за 465 тыс. долл.


При этом московские антиквары по уровню закрытости могут дать фору европейским.

Антиквары молчат как партизаны

О большей части предложений такого рода средний гражданин, пылко скупающий горы мусора на аукционах, не узнает никогда. У любого уважающего себя антикварного дилера есть небольшой круг любимых клиентов и коллег, попасть в который очень и очень непросто, между которыми в первую очередь распределяются все лучшие книги.
Вот, например, около полугода назад у одного антиквара из Нидерландов появился прекрасный экземпляр одиннадцатитомного «Atlas major» Виллема и Яна Блау 1660-х годов. Надо сказать, что достаточно скрытные в силу особенностей профессии антиквары Нового Света по сравнению с европейскими коллегами кажутся настоящими болтунами, и про этот экземпляр было известно буквально десяти людям по всему миру (в том числе по странной случайности и вашему покорному слуге). Отсутствие рекламы отнюдь не помешало этой книге быть триумфально проданной более чем за полмиллиона евро человеку, который ничего на аукционах не покупает принципиально, а вот хорошими книгами очень даже интересуется.
Таких примеров можно привести немало. Сейчас в скромных книжных лавках Европы и Америки можно найти «Натуральную историю» Марка Кейтсби 1754 года (850 тыс. долл.), первое издание «Происхождения видов» Чарльза Дарвина (200 тыс. фунтов, экземпляр с автографом автора), «Историю Америки» Теодора де Бри 1590–1602 годов (450 тыс. долл. за неполный и не самый качественный экземпляр) и многое другое.

Рынок в коме

Закономерный вопрос – а что тем временем происходит в нашей букинистической торговле? Примерно то же самое, с той, может быть, разницей, что аукционная торговля у нас играет еще более вспомогательную роль. Так, на последнем «Аукционе месяца» в «Гелосе» из 45 выставленных книг было продано только 26, причем самая дорогая из них ушла за поражающую воображение сумму в 1500 долларов. Сейчас не время и не место говорить о причинах коматозного состояния российских антикварных аукционов, стоит только отметить, что разрыв между качеством магазинного и аукционного материала, заметный и на Западе, в России приобретает вид и форму пропасти. По уровню закрытости наши букинисты дадут фору даже своим европейским собратьям, поэтому сделанный нами обзор самых дорогих предложений московского книжного рынка явно грешит неточностями.
В Москве с книгами самого высокого ценового уровня работают от силы 4–5 магазинов и 3–4 частных дилера. Но, учитывая специфику отечественной антикварной торговли, большая их часть не горит желанием прочесть за утренним кофе свое имя в этой скромной заметке. В открытой продаже книги стоимостью более 100 000 долларов находятся лишь в двух московских магазинах: в антикварных отделах «Библио-глобуса» и «Московского дома книги» на Новом Арбате.



Цены формируются алогично, и цифрой в несколько миллионов сейчас никого не удивить.

Из императорских собраний

Почетная роль принадлежит легендарной «Царской охоте на Руси» Н.Кутепова (т. 1–4). Пристойный, хотя и реставрированный экземпляр оценен в 5 млн. руб., что еще пару лет назад смотрелось бы совершенной дикостью. Сегодня же, учитывая алогичный характер формирования цен на русское искусство, можно с некоторой опаской признать эту цену близкой к адекватной, тем более что в настоящую минуту это единственный экземпляр «Охоты», который можно приобрести в Москве хоть за какие-нибудь деньги. 

На прилавке посетителей встречает отличный экземпляр «Византийских эмалей» Н.Кондакова 1892 года. «Эмали», обошедшиеся при печатании государственной казне в 1000 золотых рублей за экземпляр, считаются самой роскошно изданной русской книгой. Любитель всего прекрасного сможет украсить ею свою коллекцию за 3,5 млн. руб.
Продавцы с гордостью демонстрируют два нетолстых тома, отличающихся на первый взгляд лишь чрезмерно большим форматом и множеством иллюстраций, что само по себе отнюдь не обосновывает цену в 7 млн. руб. Это изданное тиражом в 25 экземпляров по личному повелению Николая I описание императорской коллекции оружия, исполненное в 1840 – 1850-х годах художником Рокштулем. Экземпляры этой книги никогда не поступали в продажу, а предназначались лишь для подарков царствующим особам. Это автоматически означает, что эта книга происходит из одного из императорских собраний.
В первой половине XIX столетия Анатолий Николаевич Демидов, один из отпрысков знаменитого рода, желая прославить свою родину (сам он, впрочем, жил во Флоренции), снарядил экспедицию по центральной и южной России. В состав экспедиции были включены два крупных французских художника – Раффет и Дюран, задачей которых было зарисовывать встречающиеся на пути красоты. По возвращении в Париж рисунки были отпечатаны литографическим способом, составив два огромных альбома со 186 видами России и этнографическими зарисовками. Один из экземпляров этого издания попал в библиотеку Наполеона III. Именно этот экземпляр в зеленых цельнокожаных переплетах с золототиснеными гербами Наполеона продается сейчас за 6 млн. руб.


Макар Ананьев