+7(495) 369-20-19 +7(925) 740-85-90

Корзина (0)



Знаменитая «дамасская» сталь выплавлялась в древней столице Ферганской долины - Ахсикенте

Оружейная "дамасская" сталь, славившаяся в средние века своей исключительной прочностью, в VIII - IX веках производилась в центре Ферганской долины, в древнем городе-крепости на берегу реки Сырдарья. К такому выводу пришел профессор Института археологии университета College London Тило Рехрен. В ходе пятилетних исследований он обнаружил на раскопках городища Ахсикент в Наманганской области Узбекистана свидетельства развитого металлургического производства. По мнению ученых, памятники Ахсикента имеют не меньшее значение для всемирной истории, чем Самарканд, Бухара и Хива.

НЕБОЖИТЕЛИ И "НЕБЕСНЫЕ КОНИ"

Руины древнего Ахсикента, расположенного в двадцати километрах к юго-западу от современного города Намангана, имеют вид грандиозных глиняных холмов, крутым обрывом нависающих над поймой Сырдарьи. Согласно данным археологии, укрепленное поселение возникло здесь в III веке до нашей эры. Оно представляло собой ставку воинственных правителей, возвышающуюся над поселениями мирных земледельцев и ремесленников.

Земледельческая культура, появившаяся здесь еще в бронзовом веке, развивалась достаточно самобытно из-за особенных географических и природных условий. Ферганская долина с пустыней в центре, со всех сторон окруженная высокими горными хребтами, представляла собой уникальную зону разнообразных ландшафтов, позволявших мирно соседствовать племенам охотников и рыболовов с землепашцами и скотоводами. Причем земледелие сначала возникло не на равнине, а в холмистом поясе сухих предгорий: здесь близость грунтовых вод на дне глубоких ущелий позволяла выращивать сезонные сельскохозяйственные культуры без помощи ирригационных сооружений. И примитивное землепашество сочеталось с отгонным животноводством на заливных лугах и горных пастбищах.

В античный период истории Ферганской долине удалось избежать зависимости от Ахеменидского Ирана, установившего свое господство над Бактрией, Согдианой и Хорезмом, и не подвергнуться нашествию победоносных фаланг Александра Македонского. На рубеже нашей эры правителями Ахсикента были, скорее всего, вожди арийского племени саков из рода хаумаварка (то есть варящих из священного растения хаома ритуальный напиток огнепоклонников). Воины-кочевники из степей Центральной Азии царили над коренным земледельческим населением, но, судя по всему, сосуществовали с ним гармонично. Древнее название города на холмах - Ахси или Ахши - означает буквально "верхние люди" или "небожители". Цитадель, возвышавшаяся над плодородной поймой, охраняла поселки и пашни в речной долине. В то же время соседние степные предгорья могли служить пастбищами для табунов сакских боевых коней, от которых произошла порода замечательных иноходцев.

Во II веке до нашей эры слава об этих "небесных конях" дошла до престола императора ханьского Китая У-ди, нуждавшегося в подвижной коннице для борьбы с набегами северных кочевников хуннов. В книге "Ши цзи" историк Сыма Цянь сообщает, что после неудачной попытки дипломатическими средствами подчинить Давань, как называли китайцы Ферганскую долину, полководец Ли Гуан Ли дважды отправлялся в карательные экспедиции, первая из которых закончилась его полным разгромом. В 103 году до нашей эры китайское войско в шестьдесят тысяч человек осаждало Гуйшан (Ахсикент) сорок дней, перекрыв доступ питьевой воды в город. Но крепость питалась собственными колодцами до тех пор, пока из среднего течения Сырдарьи не подошло подкрепление - родственные сакам племена царства Кангюй. Заключив перемирие, жители Давани передали в дар китайцам триста иноходцев и взяли на себя обязательство каждый год отправлять в Поднебесную по паре "шаньма" - "небесных лошадей". Так или иначе, китайские полководцы в Ферганской долине больше не появлялись. По мнению узбекских историков, несмотря на установившуюся в следующие столетия вассальную зависимость сначала от Кушанской империи, потом от племенного союза эфталитов и Тюркского каганата, местная династия правителей Ахсикента непрерывно держалась у власти вплоть до VII века нашей эры.

КАК ВЫПЛАВЛЯЛАСЬ "ДАМАССКАЯ" СТАЛЬ

Завоевание арабами Ферганской долины, начавшееся в 713 году под предводительством эмира Кутейбы ибн Муслима, длилось больше столетия. Но и после покорения Ахсикент оставался крупным торгово-ремесленным центром, из которого, согласно новейшим исследованиям британских археологов, на Средний и Ближний Восток вывозились ценнейшие изделия того времени - оружейная сталь и клинки.

По свидетельствам средневековых арабских географов Ибн Хаукаля и Макдиси, Ахсикент в то время был большим городом, имевшим пять ворот. В его крепостной цитадели находились роскошный дворец, бани, тюрьма и соборная мечеть. В нижнем городе располагались базары и ремесленные мастерские, а на берегу Сырдарьи была площадь для праздничной молитвы.

Профессор Рехерн пришел к выводу, что высококачественная сталь в Ахсикенте выплавлялась в огнеупорных керамических тиглях из каолина (белой глины), месторождения которого до сих пор разрабатываются вблизи города Ангрена Ташкентской области. Каолиновые тигли выдерживали температуру до 1300 градусов: такая температура была необходима для выплавки стали с высоким содержанием углерода, которая после искусной ковки приобретала исключительную прочность, гибкость и характерный узорчатый рисунок. Топливом для плавильных печей могли служить угли арчи - горного можжевельника, растущего на хребтах Западного Тянь-Шаня вокруг Ферганской долины. Древесина арчи, дающая при сгорании очень высокую температуру, издревле использовалась металлургами Центральной Азии.

По оценкам британского археолога, каждый год торговые караваны вывозили из Ахсикента до десяти тонн стали и пять тысяч клинков, которые затем по Шелковому пути попадали в Дамаск, не имевший собственных сталеплавильных мастерских, но зато славившийся на весь средневековый Восток и Европу рынком оружия. Рехерн считает, что термин "дамасская сталь" возник не по месту ее изготовления, а из-за популярности рынка мечей и сабель в Дамаске, крепость которых вскоре испытали на себе крестоносцы.

ТРАГИЧЕСКОЕ ПАДЕНИЕ

Со стен Ахсикента, как и столетия назад, открывается вид на берега Сырдарьи, утопающие в ярчайшей в мире зелени, цвет которой болезненно контрастирует с серо-желтым оттенком земляных холмов и пепельными тонами соседних предгорий, откуда цивилизация некогда спустилась в речную долину. Не без труда различая следы кирпичной кладки и контуры крепостных строений на краях глиняных башен и крепостных рвов, превратившихся в овраги, нельзя не задаться вопросом, почему время обошлось с городом так безжалостно. Ведь в Самарканде или Бухаре удивительные памятники средневековой архитектуры, подвергшиеся реставрации в наши дни, выглядят нерушимыми, будто целую вечность подпирали бездонное азиатское небо куполами дворцов и колоннами минаретов. Но Ахсикент на неискушенного в археологии туриста может произвести впечатление разве что циклопическими размерами самого городища, издали кажущегося явлением природы, а не творением человеческих рук. Сложенная из сырцового кирпича или просто пригнанных плотно друг к другу блоков необожженной глины, древняя столица Ферганской долины не пережила череды исторических и природных катастроф, хотя ее несколько раз восстанавливали из руин.

Средневековый Ахсикент, стоявший на месте античного города, в XIII веке был до основания разрушен ордами Чингисхана, но в эпоху правления Темуридов его отстроили заново. Здесь родился и вырос внук Амира Темура, знаменитый полководец, поэт и философ Захир-ад-дин Мухаммад Бабур, будущий основатель империи Великих Моголов на севере Индии. В 1494 году, когда ему было двенадцать лет, его отец Умаршайх, гоняя голубей, сорвался с речного обрыва вместе с голубятней. Несчастный случай, в результате которого несовершеннолетний наследник был вынужден вступить в борьбу за власть со своими дядьями и братьями, положил начало смуте. В это время вторгшиеся из приуральских степей племена кочевых узбеков под предводительством Шейбани-хана изгнали потомков грозного Тамерлана из Самарканда и всего Мавераннахра, и начали посягать на Ферганскую долину. После долгой и упорной, но неуспешной борьбы с Шейбанидами и собственными родственниками молодой Бабур покинул родные края, перенеся свою ставку в Кабул, откуда потом отправился покорять Индостан, которым его наследники правили триста лет.

В начале XVII века сильнейшее землетрясение смело Ахсикент с лица земли. Уцелевшие остатки его населения перебрались на северо-восток, в маленький поселок у соляной копи Намаккон, где впоследствии возник город Наманган. Находящиеся недалеко от руин Ахсикента районные центры Чуст, Пап и Туракурган в наши дни известны искусством своих ремесленников, изготавливающих на продажу сувенирные ножи в традиционном стиле.

Андрей Кудряшов